Сайт социально-инжинирингового агентства "Гайдай.Ком"

ПРОЕКТЫ
Лучше всего о нас расскажут наши дела

Здесь представлены проекты, показательные для нашей деятельности.
01001, Киев,
ул. Костельная, 8, оф. 27
Тел./факс: (044) 278-80-35

Что нас волнует

Сергей Гайдай: Мое кредо – мир можно менять. Часть 1

Руководитель компании “Гайдай.ком” Сергей Гайдай с готовностью идет на контакт с журналистами, но, в то же время, его сложно назвать очень публичной персоной. К тому же, вокруг его фигуры существуют различные легенды. Один из самых известных, и, вместе с тем, один из самых загадочных украинских политтехнологов в интервью Polittech рассказал о своем видении профессии, предстоящих выборах, с какими клиентами он бы не стал работать, а также о том, откуда в Украине может появиться новая политическая элита.




В Украине стартовала избирательная кампания. Но первые же информационные сообщения “с полей» говорят о том, что приемы, а в первую очередь это подкуп избирателей, не изменились. Можно ли сказать, что Украина в плане политических технологий не развивается?


Во-первых, думаю, люди часто живут мифами. В том числе мифом о новых политтехнологиях. Я часто слышу от журналистов вопрос: “Что нового в политтехнологиях будет в этом сезоне?”.

Сколько существует мир людей, который самоорганизуется в различные социумы, в нем есть необходимость одним группам людей влиять на другие группы людей. С одной стороны те, кто отвечают за управление и развитие, являются источниками смыслов, с другой – те, кому необходимо эти смыслы доносит, убеждать их в своей правоте, увлекать идеями и побуждать к каким либо действиям. Эта схема работает не только политике, но и в рекламе, потому что есть и те, кому нужно продавать свой товар и услуги,  завоевывать лояльность у социума.

И, честно говоря, на сегодняшний день, человек, обладающий идеей, смыслами, содержанием и способный такую идею превращать в понятный текст, как устный, так и письменный, – вот это и есть главная технология. Ничего нового. 

Но, при всей простоте, это невероятно сложно. Потому что людей, владеющих идеями и  способных “упаковать” их в понятный, ясный текст, очень мало. Все остальное – это технические “прибамбасы”, которые рождает прогресс и время.

Когда-то, в начале прошлого века, в политике работали исключительно печатные тексты – книги, газеты, листовки и плакаты. К примеру, “Искра” не была единственной газетой “большевиков”. К тому времени социал-демократические партии выпускали сотни газет, которые распространялись в той же России. И достаточно эффективно справлялись с пропагандой и агитацией.

Когда мое поколение специалистов начинало работать в политтехнологиях, а это происходило в середине 90-х, размещение политической рекламы, фотографии политика на биллборде, казалось чем-то невероятно новым и неожиданным. Хотя до этого товары на биллбордах рекламировались несколько десятков лет во всем мире. В конце девяностых с Запада пришли технологии “от двери к двери”. Агитаторы, пикеты, листовки. Сегодня это все уже практически не работает. Все менее эффективным является прямая телевизионная реклама. И каждый новый сезон специалисты ищут что-то новое. Мы живем во время рассвета политические ток-шоу. Сегодня новой технологической фишкой является интернет, социальные сети и социальные Медиа.

 





Но я считаю, что не стоит говорить о развитии какой-то технологии – они всегда развиваются. Но без человека технология не имеет смысла. Главный вопрос развития рынка: сколько существует специалистов с опытом работы и умеющих создавать понятные стратегии, рождать хорошее содержание, доступные тексты, эффективно управлять различными проектами.

Мой брат – довольно известный в Украине фотограф. И я был свидетелем того, как он развивал свое мастерство. В период, когда все гонялись за дорогущими западными фотоаппаратами, он, имея камеры Nikon и Leicа, мог позволить себе сделать фотографию спичечным коробком. Пустой спичечный коробок можно несложным методом с помощью иголки превратить в «камеру Обскура», заменив объектив обычным отверстием в стенке и вложив в него небольшой кусочек фотопленки.

Настоящая фотография – это только на 10% техника, основное – это человек. Главное фотограф – то, как он видит, ощущает, как понимает мир вокруг себя. Это формула работает в любом мастерстве, в том числе и в ремесле политтехнолога.

Допустим, вы попадаете на выборы в страну, где нет интернета, телевидения или мобильной связи. Но если вы профессионал, вы все равно найдете, как провести выборы. Потому что главными неизменяемыми объектами выборов остаются два объекта тот, кого необходимо избрать, и, собственно, избиратели. Именно с ними вам и придётся работать. Формировать им сценарии поведения, содержания их программ, разрабатывая и отстраивая их риторику. А технология, как донести свои сообщения избирателям найти не так сложно.



Поверьте, что и сейчас можно найти округ с компактным проживанием избирателей, где кандидат без каких-то новых технологий, обладающий идеей, то есть тем, почему за него должны проголосовать, а так же необходимой харизмой, волей и настойчивостью что бы поговорить с каждым избирателем, способен победить. Даже если соперничать ему придется с мудрыми политтехнологами, применяющими рекламу, газеты и т.д. Он может выиграть, если его идея будет более убедительна, и сам он убедительно ее будет доносить до жителей этого округа.

Поэтому, я могу сказать, что хороший специалист по выборам – это специалист по формированию смыслов, разработке коммуникативных стратегий, созданию сильных сценариев поведения. Хороший специалист найдет, как технологически оформить кампанию, если в этой кампании есть содержание. Можно и спичечным коробком делать фотографии.

Тогда, может, проблема в уровне специалистов, работающих с политиками?

Я думаю, что в Украине есть не более 10 человек, возможно даже меньше, способных по-настоящему организовывать выборы любого масштаба, от стратегии и до воплощения на «поле». Быть эффективными управленцами избирательной кампании. То есть руководить всем – от поведения кандидата до организации штаба. Есть еще порядка 500 человек, которые готовы в таких кампаниях работать, персонал среднего звена. А вот политиков желающих стать депутатами вех уровней от рады до горсоветов, кандидатов в меры городов, различных партий куда больше. 

Назовите, пожалуйста, этих специалистов.


Десять я, пожалуй, не назову. Это Тарас Березовец, Евгений Копатько, хотя его больше знают как социолога, Олег Медведев, Кость Бондаренко. Особая позиция у Юрия Леденца, хотя он – непубличный человек. Может быть, я кого-то не упомянул, но, как я говорил, таких людей очень мало. Остальных 300-500 трудно перечислить, и у меня в агентстве многие из них работали. Еще больше тех, кто за годы нашего существования участвовали в избирательных кампаниях, которыми мы управляли. Агентство «Гайдай. Ком»  сегодня это человек двадцать постоянного персонала, половина из которых являются специалистами, прошедшими не одни выборы

Назовите три основные черты, профессиональные или личностные, необходимые для того, чтобы быть успешным политическим консультантом.

Профессиональные черты часто переплетаются с личностными. 

Я считаю главной чертой, без которой не может быть политтехнолога, глубокое знание своей профессии. Мало быть просто что-то знающим человеком. Необходимо понимать профессию до нюансов – уметь формировать смыслы, чувствовать смысловыми тонкости, уметь разрабатывать стратегии, ориентироваться в содержании тех или иных процессов, обладать способностью решать задачи различного уровня. Быть хорошим организатором и управленцем. Т.е. то, что называется владение “ремеслом”, профессионализмом.

Но и две другие черты мне кажутся очень важными. Одна из них – воля и стрессоустойчивость. Без этого не бывает работы с таким сложным материалом, как политик, политическая сила, социальная идея. Мы на войне, мы выступаем в роли генералов, командующих фронтом. Если ты не стрессоустойчив, не обладаешь волей настоять на своем – значит, ты можешь «прогнуться», уступить. А обстоятельства, твои заказчики и твои противники тебя всегда проверяют тебя на прочность. Первое слабое решение – и далее цепочка компромиссов ведущих к проигрышу. 



И третья черта – это ответственность. Многие люди, которые приносят свои идеи политикам и считают, что они состоявшиеся политтехнологи. Много людей, которые могут критиковать чьи-то предложения, меньше тех, кто рождает идеи. И очень мало людей, которые готовы взять на себя ответственность за управление кампанией и отвечать за нее по-настоящему, без компромиссов.

Мне часто задают вопрос – как ты добивался того, что тебе поручали руководить такими кампаниями? Ведь заказчики крайне редко на это идут. Я отвечаю – они понимали, что я беру ответственность. Рядом с ними не было таких людей. 

Типичная ситуация когда ты, как консультант, приходишь к какому-либо уже состоявшемуся политику, или человеку, который хочет начать политическую карьеру, ты встречаешь его окружение – семья, помощники, обслуживающий персонал, которые все имеют свое влияние на него. Они всегда идут против тебя, потому что вдруг в их устоявшийся мир вторгается кто-то, кто претендует на право управлять первым лицом. 

Но чаще всего никто из них не готов был взять на себя управление кампанией. Я приходил, и демонстрировал свою готовность взять ответственность. И поэтому мог заявить всем участникам процесса:  “всем строиться!” и работать на одну задачу. Потому что, если бы кто-то из вас был готов взять ответственность, меня бы не позвали. Приходить с умными советами и рассказывать о том, почему не получится, могут все. Предложить, почему получится, и взять за это ответственность – почти никто.

Продолжение следует …