Сайт социально-инжинирингового агентства "Гайдай.Ком"

ПРОЕКТЫ
Лучше всего о нас расскажут наши дела

Здесь представлены проекты, показательные для нашей деятельности.
01001, Киев,
ул. Костельная, 8, оф. 27
Тел./факс: (044) 278-80-35

Что нас волнует

Руслан Кухарчук

Политтехнолог Сергей Гайдай: «Путин действует, как аферист и наперсточник»

Он предпочитает называть себя не политическим технологом, а специалистом по социальному инжинирингу. Сергей Гайдай уже чуть более 10 лет принимает активное участие в создании и ведении избирательных кампаний. Работал с Ириной Хакамадой в России, а в Украине – с Виктором Ющенко и «Нашей Украиной», Петром Порошенко, Николаем Катеринчуком. Ярким пятном в его профессиональной биографии является «вывод в люди» Гражданского актива Киева. Ранее не был замечен в работе с представителями нынешней властной команды, впрочем – не исключает этого в будущем. Беседу ведем в офисе агентства «Гайдай.ком» на Костельной в Киеве – тема приближающихся парламентских выборов в Украине стала ключевой. Но в первой части интервью – о былом и Навальном.




О «Праве на восстание»


Вы тут давеча опубликовали статью «Право на восстание». Достаточно радикальную…


Во-первых, она не радикальная. Потому что восстание – это неотъемлемое право любого человека. В том случае, когда народ считает, что правительство и его деятельность составляют угрозу жизни и безопасности народа, тогда народ вправе свергнуть режим любым доступным образом. Это конституционное право. Во-вторых, в тексте статьи очень четко сказано, что речь не идет о каких-то кровавых событиях или беспорядках, переворотах с жертвами и тому подобное. Речь идет о других методах, в том числе – о выборах. Это статья о смене элит. Потому что есть стереотип, что у нас некем сменить нынешнюю верхушку. 

 

А есть кем?

 

Я как специалист знаю, что не бывает такого, чтобы не было, кому сменить. Миф, который у нас очень любят интеллектуалы, о том, что некому прийти на смену, подпитывается самой властью – зачем же ей воспитывать себе конкурентов.

 

Так есть ли у нас ресурсы для формирования новых элит? Особенно в контексте приближающихся парламентских выборов?


Я об этом как раз и написал – есть!

 

А как этой потенциально новой элите найти ресурс для собственной публичной презентации? Тем более, что у нас все избирательные кампании слишком завязаны на необходимости иметь много денег для получения высокого результата. В США, например, полностью низовая инициатива – «Чайная партия» - все-таки смогла прорваться вверх и получить места в законодательном органе, удивив и республиканцев, и демократов. Может ли что-то подобное случиться в Украине?


Когда вы спрашиваете, как новую силу финансировать, вы подразумеваете, что кто-то сверху должен это делать. Но в том-то и дело: если это будет делать кто-то сверху, то тут никакой смены элит не будет, это просто получится новый политический проект, чья-то задумка. Но в Украине может появиться совершенно новая сила, почему бы нет... Кто сказал, что здесь не может быть того, что может быть во всем мире. Вот что у нас действительно есть особенного, так это собственный миф о собственной ущербности. Каких-то других препятствий для появления новых лиц и команд нет. Тем более, что нынешний набор политиков, сформировавшийся за 20 лет, основную массу людей не устраивает. Это идеальное условие для появления других лиц.

 

Но сейчас политика очень технологична. Если новая инициативная группа будет иметь хорошие идеи, желания, новые послания для аудитории, но при этом не будет владеть технологией и средствами для привлечения технологов, — есть ли у таковых шанс?


Человек, которому нужны деньги на его проект – политический, бизнесовый, социальный – он ищет эти деньги. Одни ищут плохо, а другие ищут хорошо. Тот, кто ищет хорошо, обычно находит.


Одним словом, в любом случае имея амбиции прийти в политику, новичкам все же стоит озадачить себя вопросом технологий? Одних хороших  идей будет недостаточно…

 

В термине «политические технологии» есть некоторая подмена понятий. В любом виде человеческой деятельности надо знать, как делать, понимать алгоритм. Если это называть технологией, то это – очевидная вещь: если ты хочешь сделать что-то хорошо, надо понимать, как это делать. Если ты не знаешь, как делать, у тебя не получится. И политика – не исключение. Надо понимать, как строится партия, как ведется пропаганда, как убеждать людей, как получать власть. Я работаю с теми, кто считает нужным меня привлечь в силу того, что я обладаю необходимыми знаниями. Кто-то не привлекает, потому что считает, что сам обладает необходимыми знаниями.

 

О «роли личности в истории»

Какие-то конкретные положительные международные примеры могли бы привести, когда кто-то неожиданно брал власть?


Меня больше волнует даже не успех политтехнологии, а социальной инженерии. Это понятие более широкое, это когда человек приходит и меняет государственное устройство. На юге это Турция. Ататюрк, который спас свою страну от исчезновения в огне первой мировой войны, создал новую страну на новых принципах. Он предложил путь, по которому страна идет по сей день. Хотя уже прошло около ста лет. Также это Маннергейм, который создал финскую нацию в очень тяжелых исторических условиях – гражданская война, Вторая Мировая война. Самый свежий и близкий пример – Грузия. Саакашвили из криминальной страны создал страну, где правит Закон и продолжает ее создавать.


Украина, к сожалению, таким похвастаться не может. Хотя страна обладает уникальными ресурсами, прежде всего – геополитическими. Мы имеем одно из самых уникальных географических положений, имеем немалые природные ресурсы, немалые человеческие ресурсы. Редко какая страна обладает таким количеством квалифицированных интеллектуальных людей. И вот Украина ждет своего социального инженера, который воспользуется всеми этими национальными преимуществами и построит  современное эффективное государство.


Если принять приглашение Толстого к дискуссии о роли личности в истории, то Вы как раз верите в преимущественную роль именно личности в истории, а не совокупности каких-то факторов?


Это совокупность факторов. Но отрицать роль личности в истории нельзя. Я же вам сейчас личностей называл. Но кроме личности есть еще условия. Даже климатические условия: в одной стране климат способствует большому национальному проекту, а в другой – нет.

 

В России на гребне последних протестов появляются некоторые новые персонажи. Тот же Навальный…

 

В России существует мощный социальный запрос на обновление власти. Есть большая усталость от прежней власти и прежней политики. А Навальный просто воплощает в себе эти ожидания. Не было бы Навального, был бы другой. Когда в стране столько миллионов людей, мне трудно поверить, чтобы там не нашлось нового лица. Это же можно сказать и относительно Украины.


Россия на пороге серьезных перемен. Звоночки уже звенят и красные лампочки горят. Эпоха Путина заканчивается, и она заканчивается, благодаря  немудрому решению Путина, снова стать президентом…


Пожалуй, даже те, кто был ему рад в конце 90-ых, не готовы его увидеть еще раз после 2012…

 

Это выражение абсолютно верно! Совсем недавно общался с российским гражданином, который говорил, что это – попытка поиграть в афериста, который воспользовался тем, что в Конституции есть лишнее словечко, что нельзя занимать должность президента более двух сроков подряд. И вот, зацепиться за слово «подряд», чтобы снова вернуться… Так действуют аферисты и наперсточники! Это политическое шулерство! Даже Ельцин, как бы его ни не любили, смог сделать смелый достойный шаг – попросил прощение за свои ошибки и ушел. Путин же вцепился во власть и дает всем понимать, что все его даже положительные достижения продиктованы маниакальным желанием власти. Все это делает проблемной его легитимность. На третьем сроке Путин будет нелегитимным для своего народа и для всего мирового сообщества.


Архетип Навального вам симпатичен или нет?


Я мало что знаю о Навальном.


Вернемся к Украине. Был прецедент Гражданского актива Киева – ГАК – и его лидера Александра Пабата. Насколько я знаю, именно вы занимались этим проектом. Все они были неизвестными людьми, которые, благодаря интересной избирательной кампании, пришли в киевский городской совет. Поступают ли вам просьбы о технологической помощи от неизвестных персон, но которые имеют амбиции войти в национальный парламент?


Что касается Гражданского актива Киева, в начале была идея, в начале был запрос Киева на такое общественное движение, которое бы взяло под гражданский контроль киевскую власть. Это было основной идеей ГАКа 2006-го года. А уже позже появился Александр Пабат, как человек, который на тот момент наиболее подходил на роль лидера. Вспомните 2006 год: мало, кто знал Александра Пабата, но все знали ГАК как явление. Все узнали Александра Пабата уже когда он решил далее реализовывать свои амбиции, став кандидатом в президенты Украины. Более того, за ГАК в 2006 году проголосовали боле 57 тысяч киевлян. А за Александра Пабата, идущего в президенты, проголосовали лишь 38 тысяч по всей Украине. Поэтому Пабат и ГАК – это явления разного порядка и разного характера.


То есть президентские амбиции Пабата Вы не поддерживали?


Мы участвовали только в первой избирательной кампании ГАКа в Киевсовет. А уже во второй мы не участвовали.


Отвечая на вопрос, обращаются ли к нам новые лица сейчас, - да, постоянно обращаются, и мы с ними работаем. Как и те, кто когда-то были молодыми людьми в прошлом, обратились к нам за консультацией, а сегодня находятся на слуху. Даже тот же Петр Порошенко, хотя мне меньше всего хочется говорить, что мы каким-то образом сделали этого политика, он сделал себя сам. Но в 2002 году, когда я проводил его избирательную кампанию в Винницкой области, он был куда менее известен Украине. А сегодня является фигурой национального масштаба.


Продолжение интервью читайте здесь.


Руслан Кухарчук, "Все Новости".