Сайт социально-инжинирингового агентства "Гайдай.Ком"

ПРОЕКТЫ
Лучше всего о нас расскажут наши дела

Здесь представлены проекты, показательные для нашей деятельности.
01001, Киев,
ул. Костельная, 8, оф. 27
Тел./факс: (044) 278-80-35

Что нас волнует

Дмитрий Бушуев

Партия будущей власти

Материал «Элита, которой нет. О некоторых практических аспектах смены власти в Украине» и комментарии к нему показал: дискуссия о способах смены власти в стране интересна и требует продолжения. Автора упрекнули в том, что приведенный анализ ситуации не завершается прикладными рекомендациями. Полностью соглашаясь с этим, приведу свои соображения о том, как будущая контр-элита может сменить существующий правящий класс.




Начнем с трюизма: Украина – демократическая республика, что отличает ее от, например, республики аристократической, монархии, или теократии. Так как жители даже самых демократических стран уже давно не помещаются на центральных площадях столиц, управление страной граждане осуществляют не напрямую, а через своих представителей в органах власти. Сегодня нас поставили перед фактом, что такими представителями могут быть исключительно политические партии. С этой целью Конституцией гарантируется «право громадян  на  свободу об'єднання у політичні партії для здійснення  і  захисту  своїх  прав  і   свобод   та   задоволення політичних, економічних, соціальних, культурних та інших інтересів».


У любой политической партии всегда существует базовая задача: взятие власти. Без этой задачи партия – не более, чем философский кружок. В демократическом обществе существует алгоритм: партией предъявляется идея, под которую привлекаются сторонники. На выборах сторонники становятся избирателями и дают партии мандат на управление собой. Больше голосов – больше мандатов. Значит, на большую часть власти в государстве претендует партия и более значимые решения способна принимать.


Отсюда и требование к ней – создать эффективный механизм привлечения сторонников. Некоторые политологи красноречиво называют европейские партии «избирательными машинами».


Посмотрим, как действовали исторические предшественники.

 

Историческая ретроспектива


Массовые европейские партии начали возникать во второй половине XIX  века в результате завоевания избирательных прав широкими слоями населения. В то время «вербовка» сторонников выглядела просто – увлеченные идеей активисты агитировали других к вступлению в партию. Впрочем, уже тогда появилось разделение: были партийцы, ответственные за разработку идеологии (смыслообразование) – интеллектуальное ядро партии. И «полевики», занимающиеся непосредственно агитацией, эдакие «горланы-главари». В идеальных случаях эти позиции в человеке совпадали.


У партии были необходимые атрибуты – теоретический труд, из которого проистекала собственная утопия, адаптированная к массовому сознанию в манифесте и программе. Самыми известными такими трудами стали «Капитал» и «Майн Кампф». Утопией первого было пролетарская революция и переход к коммунизму, а второго – Тысячелетний Рейх. «Капитал» апеллировал к классовому угнетению, «Майн Кампф» - к национальному. Но оба труда рисовали угнетенным картину привлекательного будущего. Наличие «недовольного слоя» обязательно. Люди, которые всем довольны, не заинтересованы в смене власти.


С идеологической составляющей у партий конца XIX начала XX века все было в порядке (чего не скажешь про современные – идеологическую компоненту мы рассмотрим в следующем материале о партийном строительстве). Оставалось донести свое содержание до потенциальных сторонников.


Какими «средствами коммуникации» обладали партийные деятели того времени? Во-первых, как уже было сказано, агитаторами. Во-вторых, печатным словом (книгами и газетами). Был один важный момент: часть людей была неграмотна, поэтому живое слово агитатора имело значительный вес. Работа агитатора была трудна и опасна: правящий класс стремился защитить себя и репрессировал нарушителей спокойствия. В этом «горниле» выявлялись задатки партийных деятелей, их способность быть лидерами мнений и увлекать за собой массы. Зачастую они рисковали своей жизнью, не говоря уже про имущество. В России таких людей называли «профессиональными революционерами».


С тех пор суть агитработы практически не изменилась. Но ее методы изменились значительно.


Для распространения своих идей политической партии нужны средства массовой информации. Грамотность росла и печатное слово постепенно становилось превалирующим – газеты, листовки, программы – все это можно было передавать и покрывать значительную аудиторию. Советский институт подписки, негласно обязывающий граждан получать «правильную» прессу, отлично иллюстрирует это утверждение.


Появление телевизора ненамного изменило существующую модель. Ведь и газета, и телевидение подразумевает возможность контроля входящей информации. Т.е. в этих каналах по определению не могла появиться информация, противоречащая официальной. Точнее могла, но один раз, после чего работники канала отправлялись в провинцию. Или даже «поправлять здоровье» в Сибирь. Сейчас идеологический контроль над газетами и телевидением осуществляет не одна партия, а владельцы СМИ. Вот и все отличие.


Радикальные изменения произошли только с появлением интернета – возникло информационное пространство, цензура в котором исключительно трудна, а информация передается чрезвычайно быстро. Не случайно, в самом закрытом государстве сегодняшнего мира – Северной Корее – запрещен именно интернет. Это пока единственный канал, который невозможно централизованно и эффективно контролировать.


Пока зафиксируем произошедший парадигматический сдвиг, и посмотрим на то, как была устроена самая известная нам партия – КПСС. Поскольку именно ее модель настойчиво раз за разом воссоздают партстроители современной Украины.

 

Централизация и еще раз централизация


Для того, чтобы постоянно, на протяжении длительно времени управлять всеми информационные сигналами, нужна иерархическая система. Есть смыслопорождающий и смыслопередающий центр, есть звенья, по которым информация проходит «сверху» «донизу». Система нуждается в определенном территориальном устройстве – иначе как обеспечивать ее функционирование повсеместно? КПСС, отдавая дань своей пролетарской направленности, избрало принцип территориально-производственный. Свои парткомы были в населенных пунктах (областные, районные, городские) и на предприятиях. И управляющий сигнал, рождаясь в кремлевских кабинетах, достигал рядового рабочего.


Но у таких систем есть один существенный недостаток – рано или поздно они разрастаются в огромную бюрократическую машину, в которой на первое место выходит аппарат.


Аппарат, этот обслуживающий механизм, будучи встроенным в организационную структуру партии, всегда стремится превратиться в основное управляющие звено. В общем-то, такое стремление присуще большинству людей – каждый из нас не прочь усилить свой статус и влияние, не всегда обладая основанием для этого. Но в партийных системах это приводит к тому, что в лидеры  выдвигаются люди, без необходимых лидерских качеств. Секретари, роль которых – ведать канцелярией, из личных побуждений начинают влиять на распределение информационных потоков.


Здесь появляется главная зона интриг: секретари/завхозы пытаются не просто распределять, но и решать – кому и как. Для того, чтобы оправдать свои притязания, они начинают заниматься –  «для виду» – идеологической работой. Усиление роли аппаратчиков, добывающих место под солнцем интригами, нивелирует роль агитаторов, которые фактически «за руку» приводят в партию новых членов. По негласному (а то и гласному) уговору, «функционеры» гасят таких необходимых «на старте» агитаторов, усматривая в них посягателей на собственную зону комфорта. Постепенно у партии остается исключительно внешняя оболочка и утрачивается изначальное содержание. Ветшает идеология – людей, способных ей заниматься попросту не остается (нечто похожее произошло с католичеством и православием: институт священничества, потеряв изначальный прозелитизм, почти полностью превратился в борьбу не за души, а за приходы).


КПСС была поражена бюрократической болезнью – все стремились попасть в аппарат. Смену курса зафиксировал язык: главного человека в государстве стали называть «Генеральным секретарем».


В современном украинском партстроительстве есть такая поговорка: «Какую бы партию мы не создавали, получается КПСС». По устоявшемуся мнению, это неплохо – ведь КПСС была «классическим образцом». Но здесь присутствует один серьезный изъян: ведь копируется не партия, берущая власть, а правящая партия. Находящаяся, к тому же, уже в периоде своего упадка. Поэтому наследование модели КПСС изначально подразумевает создание неэффективного механизма.


Может ли партия избежать этой «диктатуры аппарата»? Да.


Нужна ли такая территориальная привязка, в которой между центром и рядовым партийцем находится целая цепочка посредников? Нет. 
Сегодня уже можно строить партии на принципиально иных основаниях.


Новое время


Сегодня исчезла необходимость в аппарате, интегрированном в партию. Нынешние партстроители этого не осознают, бесконечно множа старые партийные слепки. Конечно, исчезла она не потому, что мы так решили, а потому что изменился принцип распространения информации. 
Интернет усилил горизонтальные системы организации сообществ, в противовес доминировавшим ранее вертикальным (иерархичным). В иерархичных есть центр, постоянно управляющий сигналами и направляющий их. При отсутствии контроля над входом информации, это лишается смысла. Тогда упраздняются и промежуточные звенья.


Горизонтальная система подразумевает то, что все его участники равны по рангу и коммуникация между ними не централизованна. Это самоорганизующаяся система. А раз так, она не повреждается, если из нее выпадает элемент – его быстро могут заменить другие элементы. Это можно было увидеть во время Оранжевой революции – информация расходилась из сотни источников, над которыми не было единого управления. Каждый делал то, что считал нужным, соразмеряясь с общей логикой ситуации. 


Безусловно, политическая партия не может быть полностью горизонтальной. Управляющий центр должен быть. Но если преодолеть консервативность мышления, то окажется – многие внутрипартийные процессы могут быть отданы на самоорганизацию. Цепочка к центру сокращается буквально до одного шага. Что не только делает партийных лидеров досягаемыми, но и дает им обратную связь, не позволяя заболеть «кабинетной болезнью». Исчезает и значение территориальной близости к руководству – благодаря сети для твоей партийной карьеры абсолютно неважно то, насколько ты удален от «центра».


А теперь детально разберем возможное организационное устройство новой партии.


Во-первых, за партию выносится аппарат. Партия может стать учредителем компании, которая будет осуществлять административно-хозяйственные функции: обеспечивать канцелярией, оргтехникой, настраивать сети и т.д. Сотрудники компании получают от партии зарплату и в политической карьере не участвуют. Они не должны входить в партию – практика показывает, что «идейные» работают хуже, чем обычные профессионалы. Да, традиционно считается, что аппарат должен состоять из преданных сторонников – как же довериться «чужим»? Существует даже стереотип: идейный сотрудник работает лучше, чем нанятый. Но это заблуждение. Профессионалу важно свое реноме, как профессионала – именно за это ему платят деньги. А больше всего предательств проистекает оттуда, где за основу берется личная преданность – потому что этот мотив очень зыбок. Сегодня можно быть верным одному, завтра – со сменой ситуации – может поменяться и «сюзерен». И далеко не всегда верность совпадает с компетентностью.  Призрак личной преданности сносит всех современных украинских политиков. Вместо того, чтобы окружить себя профессионалами, как это делают в Европе, наши политики, чисто по-византийски, заполняют штат «челядью».


Нам не важно, разделяет ли сисадмин наши убеждения. Важны его сисадминовские умения. При таком положении вещей, карьерные интриги аппаратчиков исчезают.


Во-вторых, усиливается роль непосредственно агитаторов.  Партийная карьера не зависит от близости «к телу», а исключительно от того, сколько людей ты сагитировал. По сути, это схема привлечения, которую использует  multi level marketing (MLM) – если хочешь стать «золотым дистрибутором», создай под собой сеть «простых дистрибуторов». Последние, в свою очередь, понимают, что путь в «золотые дистрибуторы» открыт и им.


Только здесь продается не косметика, а продвигается идея. Чем больше людей ты убедил, тем полезнее ты для партии – это логично. Сегодня достаточно просто вести свою базу данных – тысячи контактов умещаются в нескольких листах Excel. Предоставив их в центр можно мотивировать свои пожелания к будущей должности в государстве.


Контроль осуществляет та же партийная аутсорсинговая компания – например, системным  телефонным обзвоном всей базы сторонников. 
В-третьих, на сайте партии создаются профайлы ее членов. И любой участник сети может узнать что угодно о другом участнике, просто зайдя в его профайл. Одним нажатием кнопки можно получить информацию, например, о Дмитрии Бушуеве, его контактах, образовании, партийных вехах, работах и т.д. Это похоже на досье, которое человек составляет сам на себя? Да. Десятки миллионов людей, «висящих» в «Одноклассниках» и «Контакте» делают это просто так – размещают информацию о себе в открытых сетях. Является ли аналогичное требование «репрессивным» для закрытой сети партии, в которой ты строишь карьеру? Нет.


Количество профайлов дает мгновенное понимание того, сколько в партии членов и какова динамика ее развития – ведь профайл можно не только создать, но и закрыть.


Конечно, для этого нужна «машинка» - специально созданная сеть. Но все равно ее разработка стоит меньше, чем создание и содержание «живых» представительств на местах в масштабе страны. Здесь каждый партиец, по сути, сам себе территориальное представительство и сам себе офис. Горизонтальная связь, материализованная в интернет-сети, дает не только ощущение общности (т.е. – силы), но и позволяет  быть в курсе всех событий.


Так мы переходим к четвертому пункту: партия превращается в средство массовой  информации как внутри самой себя, так и для мира – через постоянно действующую систему агитаторов. Зависимость от внешних СМИ минимизируется. Если обычная партия выпускает свою газету, то ее нужно напечатать, доставить, хранить, распространить. Это стоит денег. Кроме того, нередко местные ячейки требуют дополнительных тиражей, демонстрируя свою «высокоэффективную работу» (а на самом деле, эти тиражи уходят на свалку и на растопку печей).


Когда основная часть партийцев находится в сети, то физически печатать газету нет смысла – гораздо более оперативно и «бюджетно» размещать необходимую информацию на сайте. Кроме того, каждый член партии может быть ее собкором. И не говорить, что его мнения «не слышат». 
Если все же возникает необходимость именно в печатном слове (конечно, интернет есть не у всех), то партиец может просто распечатать сам нужное количество экземпляров. Ведь принтеры сегодня не редкость. Так исчезает спекулятивный момент: если ты печатаешь газету сам, то вряд ли будешь делать больше, чем нужно – поскольку а) тратишь свои ресурсы; б)  демонстративное рвение кроме тебя больше никому не видно.


В-пятых, появляется дисциплина членских взносов – данные об уплате отражаются в личном профайле. Партиец постоянно помнит, что этот показатель тоже немаловажен для карьеры. Делать взносы можно с помощью sms, электронных платежных систем (не отходя от монитора) или простым банковским переводом. Дисциплинированные платежи создают систему самофинансирования партии – регулярную и независимую от внешних факторов.


Теперь посчитаем: если в партии состоит 50 тысяч человек, то при ежемесячном взносе, например, 10 гривен (а это доступная сумма), получается бюджет 500 тысяч гривен. Этого уже достаточно для саморазвития партии и обеспечения систем агитации и пропаганды (производство газет, книг, фильмов и т.д.).


А вот подсчеты других параметров: если каждый из этих 50 тысяч приведет на выборы 20 сторонников, то партия получит миллион голосов, что является проходным барьером в Верховную Раду. 20 человек, на первый взгляд, немало. Но, следует помнить, что 10 – это обычно близкий круг человека (родственники, друзья, коллеги), а еще 10 – пространство персональной агитационной работы.


Подытожим.


Партийная карьера прозрачна и понятна – чем больше за тобой сторонников, тем выше твоя позиция в партии. И, соответственно, на более проходное место в списке партии на выборах (местных, общенациональных) можно претендовать. Прямая зависимость карьеры от количества вовлеченных людей удивительна – приходится действительно работать, а не «коротать» время в интригах за должность. Простой и действенный механизм контроля делает эту работу реальной, а не фиктивно-демонстративной. Налаженная система агитаторов работает успешнее, чем прямая реклама через СМИ: люди больше верят живому слову (особенно, если это сосед), чем «говорящим головам» из телевизора. Партия обеспечена деньгами для развития и не зависит от внешних факторов.


Ядро партии составляют люди (их немного – человек 10), которые замыслили и запустили всю систему; создали идеологию и детально проработали организационную составляющую. Это единственная фиксированная вертикаль: те, кто придумал правила игры. И их авторитет не обсуждается. Как не обсуждался авторитет Тайлера Тердена, в фильме «Бойцовский клуб»: играйте здесь по моим правилам, а если не нравится – создайте свой клуб. Но при этом основатели сами являются «заложниками» созданных правил и менять их могут только пройдя соответствующие общие внутрипартийные процедуры. Соблюдение правил обязательно для всех – и для «патриарха», и для рядового партийца. Кроме этой вертикали, каждый член партии может достичь всего «с нуля».


В принципе, такая система сегодня уже может быть создана. Технологически это реально; психологически  тем более – мир давно уходит в электронные сообщества, организованные по тому или иному признаку (менеджеры корпораций –  в E-xecutive, желающие познакомиться – в Mamba, любители книг – в БукРивер, разыскивающие друзей – в «Одноклассники» и все они вместе – в Живой Журнал).


Однако партстроители по-прежнему живут в устаревшей логике «печатного слова». Хотя интернет все активнее используется, но отношение к нему такое же, как и к газете: размещение заказных статей, рекламы, ведение блогов. В интернете видят просто более привлекательный, по сравнению с газетой, носитель. Именно такой подход используется нынче отечественными политконсультантами, которые, по новой моде, предлагают заказчику сделать «как у Обамы». Это профанация – суть проекта подменяется его инструментальным воплощением. Как если бы для Гутенберга было важно наличие типографского станка как такового, а не для печатания книг.


Мы же говорим о принципиально ином организационном устройстве политической партии, которое стало возможным благодаря «сетевому миру». 
Здесь мы описали возможное оргустройство, каркас, на котором может строиться партия нового типа. Естественно, что без идеологии и убедительного мотива членства, строить такую партию бессмысленно. Об этом и поговорим в следующем материале.

 

Дмитрий Бушуев для "Украинской правды" от 18.06.09 г.