Сайт социально-инжинирингового агентства "Гайдай.Ком"

ПРОЕКТЫ
Лучше всего о нас расскажут наши дела

Здесь представлены проекты, показательные для нашей деятельности.
01001, Киев,
ул. Костельная, 8, оф. 27
Тел./факс: (044) 278-80-35

Что нас волнует

Сергей Гайдай

Вымирающая каста творцов

Практически под самыми облаками, с видом на Европейскую площадь, обосновалось одно небольшое социально-инжиниринговое агентство одного очень неординарного человека. Будучи в прошлом строителем, телерепортером, пиарщиком и политтехнологом, он смог успешно провести кампании многих украинских и российских политиков. Сегодня Сергей Гайдай — первый украинский социальный инженер и просто неравнодушный человек — по просьбе About Event согласился на время превратиться в метеоролога: спрогнозировать грядущие перемены на PR-рынке 2009.




AE: Рекламный и PR-рынок по-украински не коробит? Что о нем думаете?


Сергей Гайдай: Я бы украинский рынок сейчас вообще отдельно не рассматривал. На дворе мировой финансовый кризис. Конечно, трудно всем — и рекламодателям, и агентствам. Но именно сегодняшний кризис заставляет обратить внимание на другой кризис, который развивается вот уже лет двадцать. Это кризис индустрии бизнес-коммуникаций. То, что реклама может «заболеть» тяжелой болезнью — «арт-директорингом», — предсказывал еще Дэвид Огилви. Опасность заключается в том, что создатели рекламы начнут воспринимать свою работу не как составную часть продаж, а как особый вид современного искусства, а себя — как особую касту творцов. На заре прошлого века даже электрик казался простому обывателю настоящим волшебником и героем наравне с покорителями Севера или первыми воздухоплавателями. Когда же ажиотаж прошел, это превратилось в обслуживающую человечество индустрию. То же самое происходит и с коммуникативной сферой. Рекламщики, пиарщики, ивенторы и т.д. должны уже перестать болеть своей «исключительностью» и превратиться в профессиональный обслуживающий персонал отечественного бизнеса и промышленности. Это, в конце концов, вопрос рентабельности этих сфер, а значит, и выживания в кризис. Но пока что реклама и PR занимаются пиаром самих себя. Подтверждение этому тезису — создание множества фестивалей, награждения друг друга статуэтками, разработка за счет клиента «суперкреативных» рекламных роликов, не выполняющих поставленных задач. Зато идеально подходящих для хвастовства внутри нашей профессиональной тусовки. Да, действительно, технологии, которые мы применяем, могут менять этот мир. Но большинство людей, которые этими технологиями занимаются, пока, к сожалению, этой миссии не соответствуют.

 

AE: А что же ожидает украинский PR сейчас?


СГ: Рынок уже отреагировал падением объемов работы из-за сокращения количества клиентов. Потом оставшиеся на плаву рекламисты и PR-специалисты станут оптимизировать расходы для работы с немногочисленными клиентами. Выживут только самые рентабельные. Те, кто сможет разрабатывать очень точное и убедительное для покупателей содержание коммуникационных кампаний, сменит рекламные носители на интернет и промоушн в местах продаж, а также снизит затраты на производство. Что же касается политических рекламы и PR, то мы вступаем в период новых серьезных баталий. Это, несомненно, открывает новые горизонты и возможности.

 

AE: Самые бездарные, по вашему мнению, политические акции?


СГ: Вот какая штука: около 90% проводимых в Украине политиками акций абсолютно бездарны. Они не имеют конкретного результата. Чаще всего их заказчики просто не понимают, что делают: над ними довлеет сила привычки и кризис идей. Тут главное — поставить галочку в своих планах и самоуспокоиться.

 

AE: Ваш прогноз: что на грядущих перевыборах будут делать ивент- и пиар-агентства в рамках оживления политической борьбы?


СГ: Думаю, действия разделятся на два подхода. Первый, который для нас стал уже традиционным, — это сделать ставку на шоу и рекламу. В арсенале такого подхода — большое количество рекламной продукции, бигбордов, проплаченных митингов, которые и будут использовать большинство политиков. Увы, эффективность такого подхода все ниже и ниже. Возможно, кто-то решится на другой подход — в котором акции будут основаны на сетевых организациях сторонников с конкретным планом действий, горизонтальными связями, моментальным распространением агитационной и пропагандистской информации, сбором средств в интернете. Менее заметные и яркие, они станут более действенными. Это своеобразные «Одноклассники» в сфере политагитации.

 

AE: Опишите самые типичные структуры special events, применяемые сегодня на политической ниве?


СГ: Бесспорно, это «бутафорские» митинги и акции, ярчайшее проявление «арт-директоринга» в чистом виде. Для таких мероприятий важна форма, а не содержание, — все красиво и живенько, но в конечном итоге непонятно, почему необходимо голосовать именно за эту партию или поддерживать именно эту идею. Однако напрочь отрицать их право на существование не стоит. Яркие, запоминающиеся акции полезны на первом этапе продвижения любого продукта: важно заставить общественность обратить на себя внимание. Как противоположный пример можно привести автомобильную акцию «Достали!»: блокирование улицы Грушевского, может, и выглядело как привычное политическое шоу, но в то же время содержало конкретные требования. Самое главное — все, кто привел свои авто под Раду и Кабмин, не были платными статистами. Это были неравнодушные участники. Одно грустно: украинская власть после Майдана уже выработала иммунитет к подобным акциям. А в связи с таким «привыканием» политические ивенты, к сожалению, все реже достигают нужных результатов.

 

AE: Позволил ли ваш российский опыт выделить несколько существенных отличий между российской предвыборной рекламой и отечественной?


СГ: Существенных отличий я как раз не вижу. Менталитет скорее одинаковый, чем разный: наши страны больше относятся к славянскому типу восприятия мира, чем западному. Единственная разница заключается в том, что до 2 000 года в России активно развивались коммуникативные и политические технологии. А после прихода к власти команды Путина все подобные функции узурпировало государство. Авторитарному режиму не выгоден процесс соревнования политических идей и политическая конкуренция. В Украине же до 2 000года коммуникативные процессы протекали вяло, а теперь страна — широкое поле для работы специалистов в этой сфере. Политическая конкуренция в разгаре.

 

AE: Каким видите свое будущее в коммуникативной сфере?


СГ: Я его уже давно выбрал. Это социальная инженерия. Работа над моделированием социальных процессов в стране, которая будет нуждаться в этом еще как минимум несколько десятилетий. Наше агентство предлагает как раз такие услуги: от коммерческих до социально-политических. Сейчас, конечно, в условиях кризиса наша универсальность нам помогает. Широкий спектр услуг позволяет агентствам выжить в сложное время, поскольку прекращение деятельности одних клиентов будет сменяться активностью других, что и дает компании необходимый баланс по «принципу катамарана» (три корпуса устойчивее на воде, чем один).

 

Журнал "About Event" от 05.09 г.